?

Log in

No account? Create an account
Камин
bearcult
Селия с отцом сидели у огромного камина посреди комнаты, отделанной белым известняком. Сама комната составляла около двухсот метров с высокими шестиметровыми потолками. Задняя панорамная стена из стекла выходила в сад, за которым высились хребты заснеженных гор. Здесь не было никакой мебели, только небрежно накиданные в кучу меха.
Ход их мыслей нарушал лишь завораживающий треск дерева.
- Кто такой Бог? , - спросила Селия, не отрывая взгляда от игры пламени в камине.
- Бог это любовь, - отец выдержал паузу будто подбирая слова, - я люблю тебя, и твоя мать тоже тебя очень любит. Даже твой Макси любит тебя. Но когда-то ты понимаешь, что никто не может дать тебе любви, которую бы ты хотел. Эта любовь и есть Бог. Она похожа на любовь отца, но все же ... Поэтому его называют Бог-отец.
- А если у него есть другие дети и он любит их больше, - нахмурив брови спросила Селия.
Отец посмотрел на нее и усмехнулся:
- Эту Планету создали мы, Луну создали мы. Мы одни во Вселенной. Есть те, кто сложнее наших животных, но и они не люди.
Разговор по-видимому напугал Селию.
- Они опаснее стаи голодных волков?
- Конечно. Но ты с ними никогда не встретишься. Что, собственно, очень растроит их.

Машина.
bearcult

- Помнишь, по дороге сюда мы наткнулись ночью на стаю волков. Что в этих северных местах не редкость. Я видел все со стороны. Ты ребенок и тебя они не боятся. Но тебе удалось странным образом справиться с ними, отпугнув стаю. Что произошло той ночью?
- Не все так просто, видишь ли. Когда-то отец вернулся рано утром с ночной охоты. По белому глянцевому полу за ним тянулся багровый след. Он был окровавлен настолько, что с кровь текла по предплечьям и тяжелыми каплями падала с пальцев рук. Он тяжело и беспорядочно дышал. Я никогда в жизни не испытывала такого ужаса как в то утро при виде отца.
- на кого они охотились?
- они не охотятся на зверей. На кого? Все очень сложно. Я расскажу тебе об этом как-нибудь потом. Страх был вызван отчасти и тем, что подобного не могло произойти.
... если ты этого не захотел. У нас есть машина, которая контролирует все Планету. У этой машины одна задача - считать. Она делает наше существование абсолютно безопасным. Хотя ты знаешь, что мы практически не пользуемся машинами. Но эта машина своего рода суррогат лидера стаи. У нас нет главных и не главных как у вас. Мы живем небольшими группами максимум по 30 или 50 человек без какой бы то ни было иерархии.
То что ты видел - это действие машины.
- Почему она не может тогда стать лидером стаи?
Силия разразилась смехом, да так что даже потеряла равновесие чуть не свалившись на спину.
Потом она собралась , замолчала и ответила:
- А как ты думаешь , кто мы? Если бы ты знал кто мы, ты бы не мог и помыслить о том, что машина может быть лучше нас.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Tags:

(no subject)
bearcult
- Как ты поговорила с архитектором?
Селия немного помялась, сначала вопрос отца покпзался ей смешным даже издевательским, но задан он был совершенно серьезным тоном.
- Я не ожидала того, что он мне скажет. Встреча была такой короткой ... нечего рассказывать.
- Это очень важно, - продолжал отец все тем же серьезным тоном, смотря на Селию со стороны, повернув голову в ее сторону:
- Макси ведь нашел что искал?
- Да, но какое это имеет значение? Мне безразличен этот человек. Я знаю, что он единственный из тех кто создавал Землю, но у него нет семьи. Он ничего не ест, не пьет ...
- В основе всего разум, поэтому "слепец" так интересует Макси и настолько безразличен тебе. Он творец и смерть.
- Смерть, - усмехнулась Селия.

- Наша задача заставить тебя развиваться, дать тебе все навыки и условия жизни.
Твои разговоры с Макси о человеке с белыми глазами есть насилие.
Даже если их численность составляла миллиарды, ты бы превосходила их.
Время, семья дала тебе возможность жить очень долго.
Если мы станем животными этот человек нас уничтожит, всех, в одно мгновение. Без него в таком случае смерть все равно бы нас настигла.
Твой интеллект должен быть свободным , в том числе от зависти перед теми кто обладает разумом большим чем твой. Ибо таких нет и не было.

(no subject)
bearcult

Они стояли посреди огромной комнаты без мебели, совершенно пустой. Лишь каменный пол, каменное перекрытие, окруженное почти со всех сторон стеклом, через которое виднелись вдалеке темно–зеленые вершины гор.
— я не понимаю, здесь ведь ничего нет. Пусто.
Он стоял молча, без единой эмоции на лице.
— Должны быть книги, чертежи. Я расчитывала увидеть ту колоссальную библиотеку, о которой ты мне говорил.
Он выдержал паузу, потом обвел ее взглядом и казалось, что вот сейчас миг и он рассмеется.
— ты и есть чертежи и формулы. Твое тело, как много пропорций оно, по–твоему, имеет? Линии, углы, отношения, длины, окружности, объемы. Ты полагаешь этого мало?
— Но ...
— Тебе не нужны книги и чертежи, тебе не нужны даже слова, которыми можно писать. Все дело в обозначениях и ты можешь придумать их сама.
Селия уставилась взглядом в пол, подошла к стеклянной стене и не поворачиваясь тихо, почти шепотом спросила:
— Чтобы построить дом на водопаде я должна прочитать свое тело?
— Чтобы то ни было. Знаешь, если бы мы когда–нибудь решили написать хотя бы одну книгу, в ней было бы всего девять символов. Неважно, что они означают. Это неважно и создает означение. Важно как они выглядят. И тогда это уже не просто девять символов. Тогда у тебя есть целая библиотека. Настолько большая, что тебе вряд ли понадобится что–то еще.
— Я хочу отправится на водопад весной. И хочу сделать все сама. А если я ошибусь?
— Разве? Не ты ведь создавала свое тело. Почему ты тогда боишься ошибится? Ты не обязана что–то знать сейчас, чтобы сделать все правильно. В этом и состоит суть библиотеки.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Tags:

(no subject)
bearcult


Они встречали зарю. Надо сказать, зори здесь длятся намного дольше чем мы к тому привыкли.
Макси развалился на животе, забавно вытянув задние лапы. Селия пристроилась сбоку, почти утопая в густой шерсти Макси. Она смотрела на небо и наигрывала тихую мелодию на костяной дудочке. Макси не интересовала вся эта красота и он пытался лишь мирно дремать. Небо озарялось множеством всполохов света и казалось, что свет движется в ритм игры дудочки этой маленькой девочки. Селия перестала играть, медленно засунула дудочку в складку своеге ботинка и, улыбнувшись, повернулась на бок, чтобы поговорить с Макси.
— Они рассказывали мне, что это очень красивое место, Макси.
— Водопад ?
— Для меня главное, что там никто не живет, — сказала она и снова повернулась на спину, мечтательно закинув руки за голову.
— Ты уже знаешь как он будет выглядеть?
— Черный базальт, Макси.  Пока я только знаю, что он будет из черного базальта.
— Селия, ты знаешь о чем я все время думаю? Старики говорили, что ты можешь встретить в этих местах того человека: из тех, которые все начинали. Почему он всегда живет один в полной темноте и так невероятно долго? Зачем ему это?
— Старики его очень уважают. Это все что я знаю, Макси. Еще я знаю, что от темноты его глаза полностью выцвели. Неприятно, когда человек смотрит на тебя понимающим взглядом белыми глазами слепого животного. 
Она снова игриво повернулась на живот и переползла ближе голове Макси, выказывая любопытство.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Tags:

(no subject)
bearcult

Это было очень давно, примерно 600 000 лет тому назад. Селия уже два месяца не была в своем доме у могучего водопада. Она и Макси охотились в бескрайних просторах Арктики, делая остановки на ночлег по 4–5 часов в день. Шел  пятый месяц года и Селия с Макси должны были уже возвращаться, чтобы успеть до наступления Тьмы. Люди тогда жили гораздо дольше обезьян и хотя Селии было уже 33 она была больше похожа на семилетнюю девочку.
Макси же был белым медведем в полтонны весом. Люди часто охотились одни в сопровождении полярных волков, белых медведей или орлов. Только синий язык Макси говорил о том, что он не был творением дикой природы.
У Селии были густые, бесцвентные волосы. Намного гуще наших волос. И цвет их был не золотисто–белым, а абсолютно белоснежным как шерсть у Макси. Яркая , цвета арктического льда, радужка  издалека мягко сливалась с кристально белым белком глаз, делая их выразительно большими. Сами глаза поставлены чуть шире, чем у большинства теперешних людей. Всегда немного прищуренные со слегко опущенными внешними краями.
Макси никогда не говорил, но Селия всегда понимала о чем он думает. Он был ее другом с самого детства, когда она получила имя и стала человеком. Но сейчас Макси был старше и гораздо мудрее ее. Селии , тем не менее, нравилось подолгу разговаривать с Макси. Язык тогда был универсальным, сильно отличавшимся от нашего, и люди часто во время разговора придумывали слова на ходу, что не мешало им понимать друг друга. Скорее их речь походила на музыку. Она досталяла больше удовольствия, чем служила цели передать мысли.
— Ты ведь понимаешь, наша семья будет злится на тебя, Сели.
— Ты еще слишком мала, чтобы охотится в Большой Тьме.
— Мой отец боится это делать.
Ты знаешь. Они лишь рассказывали тебе истории, эти старики. Так ведь? Ты просто устал Макси. Я говорила тебе не раз, что  мне нужно кое–что увидеть и тогда мы сразу повернем обратно. Если бы ты умел как я находить дорогу домой, ты бы уже давно бросил меня в пути. Да